English version Русская версия
ГлавнаяКаталог компанийНовостиВыставкиКрупным планомПрактикумО проекте
231
45006

Русский парк водных садов А. Марченко (Россия)

18.10.2011 12:01

Автор: Рита Бриллиантова

Имя Александра Марченко известно многим. Он - обладатель уникального сада, сочетающего в себе питомник и ландшафтную экспозицию. Сосредоточившись на водных и прибрежных растениях – интереснейшей в ботаническом плане группе, внимание к которой проявилось у нас совсем недавно, А. Марченко взял на себя ту роль, с которой сегодня плохо справляются ботанические сады – интродукции растений, испытания их в нашем климате, подбора условий для их выращивания. Не будет преувеличением сказать, что многие водоемы появились у нас вслед за водным садом А. Марченко, благодаря выращенным им растениям и его популяризаторской работе. Эта любовь к водной стихии стала для меня понятна, когда при подготовке статьи о зарыблении водоемов я натолкнулась на научные работы, касавшиеся заболеваний форели, принесшие автору степень кандидата биологических наук.

Русский парк водных садов А. Марченко расположен на берегу реки Клязьма и занимает относительно небольшую территорию - 3 га, начало освоению которой было положено в 1992 году. До того, как администрация Пушкинского района выделила эту землю, здесь находилась совхозная свалка. Сад в целом довольно молодой, пополнялся постепенно, и многие древесные посадки еще не вступили в пору зрелости. Он сочетает в себе участки в пейзажном и регулярном стиле, отделенные друг от друга живыми изгородями из девичьего винограда.

Читатели садовых журналов наверняка знакомы с публикациями А. Марченко о девичьем винограде и сочетании его с клематисами. Он единственный, кто производит готовые шпалерные изгороди из партеноциссуса в контейнерах для вертикального озеленения. Это  «полотно» из 4-летних лиан на капроновой сетке, которое снимают с опоры, сворачивают и доставляют заказчику. Достаточно посадить и развесить растение, чтобы получить готовую живую изгородь.

Однако главную скрипку в саду играют, конечно, водные растения. А средства, вырученные от производства девичьего винограда, лишь пополняют бюджет для расширения их коллекции. Подобное буйство водной флоры я наблюдала только в дельте Волги, но и оно куда скромнее – только бедноватые красками природные виды, без ярких и пышных сортов. Перечень растений хозяйства А. Марченко, доступных для покупателя, включает сегодня 250 наименований декоративных водных и болотных растений, среди них более 60 аристократичных нимфей самых разных размеров и окрасок, многие из которых прибыли сюда из Северной Америки впервые. Их мы увидели почти сразу, войдя в сад, на самом пике цветения. В длинных грядках-резервуарах кувшинки расположились по сортам, в сопровождении сопутствующей растительности. Здесь же – синие понтедерии сердцелистные и несколько видов кубышек: помимо привычной кубышки желтой – редкие виды японская, иноземная, малая «Variegata».

Эти посадки Александр называет прудами-прилавками. Они хоть и призваны в первую очередь демонстрировать растения, являются частью парка водных садов, и потому, как считает хозяин, должны быть красивыми. Ничем не напоминая типичные торговые площадки садовых центров, где горшки строятся в линейку по сортам, они показывают растения в самых выигрышных сочетаниях. Размер резервуаров – 1,5х6 м, глубина для разных растений – 20, 40, 60 см. Пруды пленочные, ПВХ-пленка в них безотказно служит уже более 10 лет.

Хозяйство ориентировано на производство крупномерных растений, а не рассады, чтобы продукция выглядела наиболее эффектно. Однако от этого неизбежно страдает рентабельность. Охотно верится, что такого высокого качества водных растений нет ни в одном питомнике Европы или Америки (как говорит хозяин, посетивший многие из них).  

Рядом, справа, спряталось небольшое болотце, сейчас сплошь покрытое желтыми цветками пузырчатки – такое в природе увидишь редко, ведь большую часть времени это растение погружено в воду и занято своим основным делом - поимкой дафний и инфузорий.

Дальше тропинка делает небольшой изгиб вокруг древесно-кустарниковой группы, окружающей водопадик, спускающийся с пригорка, и ведет вниз, к другой экспозиции, приближенной к природным условиям. Пройдя по деревянным мосткам  вдоль берега обширной заводи, можно ознакомиться с разнообразием тростников, камышей, рогозов, хвощей, стрелолистов. Сусак зонтичный как раз пышно цвел, и поразил нас своим благополучием и диаметром соцветий – такого в природе видеть не приходилось. За тростником южным «Variegata» (очень красив своей пестрой желто-зеленой листвой!) притаилась жирная вахта трехлистная – жаль, что уже отцвела. 

Под шелест тростников (день был ветреный), мы продвинулись дальше, на участок разнообразной крупной и мелкой растительности – злаков, дербенников, мимулюсов, канн, и снова кувшинок и кубышек – помельче. Нам посчастливилось застать цветение японских ирисов собственной селекции Александра Марченко. А если свернуть направо и пройти вдоль изгороди, встречая по пути то пасущуюся лошадь, то корову, пощипывающую сено из стожка, то притаившегося в траве олененка (все в натуральную величину, но из природных материалов), приходишь к укромному уголку. Под нависающими над водой деревьями есть две скамейки на помоcте, откуда открывается чудный вид на водную гладь, сплошь покрытую желтыми снежинками болотноцветника и цветущими нимфеями и кубышками. В жаркий день в этом тенистом уголке было особенно приятно передохнуть.

Отсюда, слева, видна белая беседка-ротонда, напоминающая Эолову арфу в Пятигорске. Знаем, что ее хозяин построил сам, методом проб и ошибок, многократно меняя проект. А чтобы приблизиться к ней, нужно пройти еще один интересный ландшафтный объект – беседку «четырех картин». Она задумана так, чтобы изнутри в каждом из четырех световых проемов, оставшихся свободными от разросшегося винограда амурского и древогубцев, открывался свой, неповторимаый пейзаж. С одной стороны это иной ракурс любования кувшинками и болотноцветниками, с трех остальных – виды на «сухие» миксбордеры, окружающие беседку. Но и здесь не обошлось без маленького прудика с мостиком.

Ну, а дальше, за стеной винограда девичьего – регулярная часть. Каскады террасных водоемов слева и справа окружают подъем к той самой высокой точке сада – романтической ротонде, из которой можно увидеть почти все владение. Сверху как нельзя лучше смотрятся «поляны» нимфей и «фонтаны» камыша, которые размещены в геометричных водоемах, разделенных белой гравийной отсыпкой, при взгляде сверху почти сливающихся в единую  акваторию. Слева и справа – яркие пятна канн в окружении злаков и кувшинок (канны тоже есть собственной селекции). Сразу вспомнились строки из лермонтовской «Княжны Мэри»: «На крутой скале, где построен павильон, называемый Эоловой арфой, торчали любители видов и наводили телескоп на Эльбрус». Так и мы стояли здесь, обдуваемые ветерком, и наводили объективы своих фотоаппаратов.

Проем в живой изгороди возвращает нас к исходной точке путешествия по водному царству, к увитому зеленью маленькому садовому офису хозяина. Остается только небольшой приватный садик с журчащим ручейком и возвышающимся домиком под соломенной крышей – такие очень любят в Англии, покрывают ими даже жилые дома – недорого и экологично.

Сознательно не упомянув о самой дальней части сада, сейчас хотим к ней вернуться. Там расположилась коллекция ив – нет лучшего дерева для соседства с водоемом. Начав с культивирования алтайских ив, Александр Марченко собрал и идентифицировал наследие свердловского селекционера Вениамина Ивановича Шабурова. Для этого пришлось неоднократно посетить Екатеринбург, заняться поисками шабуровских гибридов, а затем их ботанической идентификацией. Эта настоящая научно-исследовательская работа вернула к жизни одно из наших национальных достояний – самые красивые и зимостойкие сорта ив.

Данное направление работы становится сейчас одним из основных, в коллекции уже более 200 видов и сортов ив, за которыми теперь постоянно наведываются ландшафтные дизайнеры. По мнению А. Марченко, из одних только ив можно создавать сады. Каждая из них поражает своей красотой – графикой ветвей и окраской коры, весенним цветением. Они разнообразны в зависимости от сезона, в отличие от елей и других популярных сегодня хвойных растений. Поэтому он видит необходимость в разработке специальной Программы ивовых садов.

Ивы даже несколько потеснили водные растения, и сейчас речь идет о сокращении некоторых видов из коллекции, что очень жаль. Уверена, что какие-то из них приобрести потом будет негде. Где еще, например, найдется столько злаков и осок? Однако с точки зрения трудозатрат это, вероятно, оправдано. Помощников у Александра совсем немного, большую часть своего замысла он осуществил благодаря собственному трудолюбию. Найдут ли таких же увлеченных последователей другие сокровища отечественной селекции, ведь в этом нуждаются не только шабуровские ивы...

Уходишь из относительно небольшого владения Александра Марченко с ощущением чего-то великолепного и грандиозного, которое вызывает одна из самых уважаемых стихий планеты – вода (ее здесь почти гектар), и научная основательность хозяина. Словами поэта Леонида Мартынова хочется пожелать только одного – чтобы «вода благоволила литься!», залогом счастливой жизни всей флоры сада и ее повелителя.

Фото: Рита Бриллиантова, Максим Минин



Смотрите также

Регистрация компании
Copyright © 2007 - 2017 КЦ "Зеленая линия"
Все права на представленные материалы принадлежат ООО "КЦ "Зеленая линия" и защищены законом об авторском праве.
Несанкционированное копирование текстовых и графических материалов преследуется по закону. Использование материалов сайта допустимо только с письменного разрешения ООО "КЦ "Зеленая линия". Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Если Вы заметили ошибку на сайте - сообщите нам об этом, выделив текст с ошибкой и нажав Ctrl + Enter
Inspiro