English version Русская версия
ГлавнаяКаталог компанийНовостиВыставкиКрупным планомПрактикумО проекте
231
45006


Питомник - это на любителя

17.02.2015 09:35

Автор: Александр Смирнов

«Мой заработок был весьма высок. Но природа звала меня к работе садовника, и я больше не мог противиться этому зову. В Луненбурге я нашел семнадцать акров (это чуть меньше семи гектаров) необыкновенно хорошей земли, которая продавалась. На этом участке стоял хороший старый дом. Хотя друзья не советовали мне этого делать, а мои хозяева говорили, что я делаю громадную ошибку, я купил эту усадьбу и устроил там садоводство».

Лютер Бербанк «Жатва жизни»

Мелкий производитель - звучит как-то уничижительно. Но только не для нас. Мы - мелкие производители саженцев, и наш семейный бизнес – питомник. Насколько это успешно - коммерческая тайна. Разумеется, банковское дело прибыльнее, но наше надежнее.

Средний, малый и совсем мелкий

Если докопаться до истинных мотивов, (а я даю себе полный отчет в принятии собственных решений), то начать питомниководческое дело меня подтолкнули сугубо личностные черты. Во-первых, к этому подвигла пропускная система, с которой я столкнулся на своем первом месте работы. То, что пройдя проходную, ты на 9 часов лишаешься свободы, было не по мне. Всего год такой жизни, и я был сыт по горло. Совсем не работать - это уже перебор, но чем заняться, чтобы чувствовать себя свободным, я и сам не знал, и примеров тому не видел.

Мне было необыкновенно хорошо на рыбалке, на охоте, за сбором грибов. Тогда я размечтался стать егерем. Но разговор с реальным егерем привел в чувство: зарплата у него была 90 рублей, тогда как у меня уже 230. И это при тех тяготах, о которых он мне откровенно поведал, и необходимости всяких темных делишек, в которых он мне - лицу не опасному, признался как на духу.

В общем, работаю на заводе, а сам мечтаю о таком занятии, где бы ни проходной, ни начальства, а был бы я сам себе хозяин. Замечу, специалистом я считался хорошим, потому что умел быстро разобраться в устройстве агрегата, найти неисправность в приборе. Но чинить приборы 8 часов, когда тебе вполне хватает 2-х, все-таки было пыткой. Даже копать землю лопатой милей, нежели полдня тупо стучать в домино.

Работа на земле меня манила, но слово «колхозник» звучало почти ругательно. В мечтах я представлял себя былинным хлебопашцем, Добрыней Никитичем.  Рисовалось: свежий ветерок обвевает русые кудри, а я в полотняной рубахе и лаптях иду бороздой за Сивкой-Буркой.

От предков мне досталась склонность одновременно к умственной и физической работе. При дефиците серого вещества хорошо выращивать картошку на тысяче гектаров – паши и паши, пока трактор не заглохнет. Мне же хотелось использовать все свои конкурентные преимущества в полной мере. Годам этак к 35-ти я уже понимал, чего я хочу. Хочу жить уединенно, на собственной ферме, первобытной пасторальной жизнью. Что выращивать - тоже постепенно выкристаллизовалось. Точно не картошку, она меня еще в студенчестве «во как!» достала! Раскисшее от дождей поле, край которого смыкается с  горизонтом, меня не прельщало ни в какой форме. У меня будет не поле, а сад. Райский сад с деревьями, кустами и цветами тысячи видов и сортов, каждое из которых я буду знать «по имени-отчеству». А зваться мой фамильный Эдем будет «Арборетум». Ах, как бы это соответствовало моему желанию уработаться и умственно и физически!

Арборетум – то же самое, что дендрарий, но звучит загадочней и приятней. Арборетум – это дендропарк плюс питомник. Мы (я рассчитывал, что и мои дети примут участие в деле) устроим его на манер парковых ансамблей Франции, - думал я. На видном месте будет дендропарк с домом, а «на задах» питомник. И будет где разгуляться и душой и телом.

Так я фантазировал когда-то. Мама говорит: «Бедняк думкой богатеет». Это про меня.

Вначале была вишня

Но жить по своим собственным законам в 1987-м было невозможно. Хотя можно было совмещать неотвратимое с приятным. Второе тогда называлось – хобби. Так нашим семейным хобби исподволь и незаметно стало выращивание саженцев на продажу. Продавать саженцы на рынке не возбранялось. И я начал выращивать яблони в небольших количествах – по 100-200 штук в год. В то время у нас массово развивалось коллективное садоводство, и саженцы были в дефиците. Так что вопрос сбыта не стоял.

Яблони, замечу, появились не сразу. А первым пунктом, - фитилем, который возжёг огонь, и превратил благие пожелания в рубли, стала войлочная вишня. Собрав вишневые косточки, я посеял их в рядки на грядке. Следующей осенью, в базарный день, мы разом выкопали сеянцы-однолетки все до одного, и вывезли на местный рынок. Продавали прямо с земли в три руки, - нам помогала мама. Спрос оказался точно таким, каким мы его и представляли в самых радужных мечтах. Через три часа все было кончено. На «месте преступления» осталась лишь груда земли, а в карманах шуршало и звенело около шестисот полновесных рубликов - заработок, который тогда в среднем получали за три месяца. А тут три часа – есть разница?! Но это, напомню, было так давно, что порой самому не верится, а было ли вообще! И была ли такая страна - СССР!?

Черенкование доходнее

Яблони и груши тоже оказались пройденным этапом. Размножение прививкой требует много земли – для подвоев, для однолеток, двухлеток - на сотках не развернешься. Более эффективным и заманчивым виделось  размножение смородины, крыжовника и других кустарников черенкованием.  Первый парник для черенкования был заложен мной примерно в 1990-м. Учебным пособием послужила популярная брошюра Ф.Я. Поликарповой «Зеленое черенкование». Позднее, когда, дочь училась в МСХА, в нашем распоряжении оказались и труды сельхозакадемии по черенкованию, предназначенные для специалистов. К началу 2000-х под череночниками было занято примерно 100 м2. Это давало до 20000 укорененных черенков. Треть из них, самые сильные, продавали сразу, остальные доращивали еще год-два.

Постепенно мы обросли собственным, некнижным опытом черенкования. Пробовали укоренять более 1000 культиваров древесных и травянистых растений. Экспериментировали с конструкцией череночников, с субстратами, со сроками начала черенкования, временем пересадки укорененных черенков на доращивание. В настоящее время для черенкования применяем холодные парники тоннельного типа шириной около 180 см, высотой140 см и теплички с пролетом 3 м.

Следует отметить, в отношении укоренения у каждой культуры свои особенности. Познать их можно только в работе. Дерены, например, укореняются буквально в две недели, но их надо не медля пересаживать в грунт, иначе запарятся. Пихта укореняется очень медленно, одного сезона не хватает. По-разному ведут себя разные сорта роз, сиреней. Всеми этими знаниями питомниковод обрастает исподволь, в ходе работы. Они, то есть эти сугубо приземленные знания, в сумме и обеспечивают успех дела. Ведь только конкретный опыт позволяет, не делая лишних движений, выбирать самый экономичный способ работы.

Саженцы по почте

1995-й год стал первым годом, когда мы начали пересылать растения по почте. Все годы я дотошно вел статистику. Всего с 1995 по 2014 нами было разослано примерно 12 тысяч посылок. Разумеется, мы приобрели бесценный опыт посылторга во всех его проявлениях. Смешно вспомнить, но первые наши посылки были фанерными, чуть позже из ДВП, а заколачивал я их гвоздиками. Но уже с 2000-го мы перешли на гофротару. Мелкий частник, уверен, в деле  посылторга растений имеет свою нишу и всегда преуспеет.

Все в тумане!

Вначале черенкование велось кустарно. Черенки я поливал распылителем из шланга до шести раз в день. А чтобы в жару растения не запарились, череночники размещались в пятнистой полутени или притенялись спанбондом. Несмотря на примитивную технологию, укореняемость и качество укорененных черенков были на высоком уровне. О туманообразующей установке я имел представление, но осуществить эту технологию на деле не доходили руки. Так продолжалось до тех пор, пока в наш «коллектив» не влились полноценно дочь и сын.

Туманообразующая установка стала детищем сына. Попутно мы получили возможность увеличить площадь череночников. Следует отметить, что сама эффективность черенкования «в тумане» не стала выше. Но зато прекратились ежегодные двухмесячные страдания. Стало больше свободного времени, которое можно было посвятить другим делам.

В будущем мы планируем заняться только черенкованием и продажей укорененных черенков нашим партнерам для их последующего доращивания и выращивания крупномеров. Всем известно, что в странах, где имеется высокоразвитое питомниководство, подобная цепочка - всеобщая норма. Один черенкует, другой доращивает их до «бэби плант», третий выращивает крупномеры. Это экономически обосновано тем, что каждая из этих специализаций требует досконального знания процесса и строго определенной спецтехники.

Великая контейнерная революция

В то время, когда вся Европа уже выращивала саженцы в пластиковых емкостях с закрытой корневой системой (ЗКС), мы были рады и ОКС. Контейнер, между тем, произвел в питомниководстве тихий переворот. Пересадка саженцев, а значит и торговля ими, перестали быть делом сугубо сезонным.

В середине 2000-х произошел прорыв, контейнеры стали доступными и нам. Мы среагировали одними из первых, и вскоре после поступления на российский рынок импортных контейнеров начали выращивать саженцы по-новому. Сейчас о былом уже и не вспоминаем.

С соток на гектары

Замучило малоземелье. Уже года с 2007-го мы, помимо профессиональной состоятельности, были морально готовы работать на гектарах. Но оказалось, что найти и купить подходящий клочок земли не так уж и просто. Да, она пустует; да - не обрабатывается; да, зарастает лесом. Но практически вся в чьей-то собственности. И владельцы при этом за свой « дремучий лес» заламывают такую цену, что остается только репу чесать. Один такой остряк даже сказал, что с лесом участок стоит дороже - лес можно выгодно продать!

Замечу, что требования к земельному участку под питомник – максимальные. И плодородие почвы отнюдь не на первом месте. Место, извините за тавтологию, - куда важнее. Месторасположение питомника, со всеми вытекающими из этого выгодами, определяет успех. Но не мы одни это понимаем, владельцы участков тоже не лаптем щи хлебают.

Землей, кстати, теперь может владеть и народный артист, и депутат, и адвокат. Но фермер на собственной земле - краснокнижный вид. Лично мне видится, что это новая дурь, или если хотите, грабли новой конструкции, которые еще шибанут по лбу стране, так что фингалом не отделаешься. Земельный вопрос, видимо, всегда будет российским проклятием, хотя в каждую эпоху это и выглядело по-своему.

Еще недавно земля ничего не стоила, потому что никому не была нужна. Вдруг оказалось, что в отсутствие реального производства земля - отличное вложение денег. Купи себе поле за бесценок и жди своего часа. Так иные и ждут уже второе десятилетие. Это стало настолько увлекательным занятием для тех, кому делать нечего, что просто оторопь берет.

России нужны земельные биржи, где пустующие и необрабатываемые земли в обязательном порядке выставлялись бы на продажу, и сразу все. Только тогда цена на них будет адекватной экономике - рыночной, а не спекулятивной. Сейчас же земли сельхозназначения порой предлагаются по цене внутригородской. Государство между тем, молчит, как комсомолец в застенке гестапо.

Свой участок мы искали несколько лет. Пересмотрели их десятка три. Раз десять собирались на семейный консилиум, чтобы взвесить все за и против. Дважды начинали процедуру покупки, но оба раза срывалось. И слава Богу, потому что тот, который нас так долго ждал, оказался лучше всех прежних. Из десяти пунктов, по которым мы оценивали участки, в нем нас устраивала половина (стоимость, удаленность, дорога, обеспеченность водой, размеры, окружающий пейзаж). Правда, оставляли желать лучшего такие пункты как почва, наличие электроэнергии и половина участка, заросшая лесом. Но все это, если смотреть в будущее, - сущие мелочи!

И вот, свершилось. Поворотным стал 2013-й. Мы купили 14 га с/х земли. Земли, заброшенной, заросшей 20-летним лесом. Но есть какая-никакая дорога. Насчет воды - тоже, кажется нормально. И что особенно хорошо, участок отдельно стоящий, обособленный. И удобно расположенный - всего в километре от федеральной трассы Москва-Нижний Новгород и в 150 км от МКАД.

Документы были готовы только к лету 2014. Тут же начали обустройство. Въезды на участок загородили шлагбаумами. Подсыпали дорогу - около 30 Камазов щебенки. Поставили первое «сооружение» металлический бункер 2×3 м для хозинвентаря. Произвели корчевку леса и с горем пополам вспахали. Уже по снегу выкопали поливной колодец. До забора дело не дошло - кончились деньги.

Ищем партнеров

В темный беспредел ельцынщины  мы все-таки выстояли, хотя покупательский спрос упал почти до нуля. Хватило ума пополнять коллекцию новинками в надежде, что наступят лучшие времена. Потом, когда пошел подъем, окрепли, постепенно довели коллекцию до тысячи сортов и видов. Страна стала быстро разделяться на богатых и бедных. Но нашими покупателями не были ни те, ни другие. Бедные не покупали саженцев совсем, богатым подавай крупномер. Плодовые и ягодные культуры перестали пользоваться спросом, и мы переключились на декоративные. Это было правильно и дало результат. Но вот прошло еще десятилетие и приоритеты снова поменялись. Теперь на рынке обнаружилась нехватка плодовых. Мы решили не метаться. Цикличность рынка – закон общеизвестный. Если покупатель знает нас как продавцов декоративных растений, неразумно менять профиль. Но как восстановить продажи?! 

Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, -  всего не успеешь. Производить и ездить по рынкам одновременно - неправильно. Нужна специализация. Сначала мы стали приглашать покупателей к себе, чтобы в их отсутствие не стоять столбом, а продолжать работу. А то получается – дел невпроворот, а ты попусту теряешь время. Поначалу это несколько снизило выручку, зато мы стали больше успевать. Потом мы стали искать партнеров по сбыту. Здесь встает вопрос справедливого раздела продукта. Наш неизменный подход - цену назначать чуть ниже среднерыночной. Нашими типичными партнерами являются владельцы садовых центров и «клеток». Но весьма велика доля и нигде не зарегистрированных мелких дилеров, а то и просто продвинутых садоводов, ищущих приработку. Часто это такие же, как и мы, мелкие питомниководы, желающие расширить сортимент.

Культура сотрудничества для россиян - пока еще китайская грамота. Я бы даже сказал, что в умах наших сограждан все еще живет дремучесть, согласно которой искусство предпринимателя состоит в умении нагреть, обсчитать, недодать. А тот, кто занимается тем же что и ты - соперник, конкурент. Он отбирает у тебя хлеб, с ним не то, что сотрудничать, его бы как-нибудь нейтрализовать!

Что тут сказать. Конечно, не стоит открывать каждому встречному-поперечному все свои наработки, секреты, ноу-хау. Но почему бы не найти какой-нибудь общий интерес, чтобы использовать его к взаимной выгоде. Я черенкую, а ты доращивай. У тебя нет рододендронов, а у меня завались, - бери оптом по дешёвке, и продавай за свои. И тебе хорошо, и мне хорошо! Так, глядишь, все мы поймем элементарную, в сущности, истину: разделение труда - это азы любого производства. А общественный прогресс возможен только на пути сотрудничества. Иного пути нет!

Обратный ход истории?

В городе давно уже привычно более сытно, но мне сдается, городская субкультура – это тупиковая ветвь культурной эволюции человека - будущее за новой деревней. Деревней, в которой само слово деревня перестанет ассоциироваться с отсталостью. Я хочу, чтобы мои потомки вернулись обратно туда, откуда моего деда выпроводили пинком под зад, с конфискацией имущества, ссылкой и последующим запретом селиться в Ковровском районе. Кому это принесло счастье?! Может, тем беднякам, которые с удовольствием наряжались в конфискованную одежду, или колхозу, чье правление разместилось в дедовском доме, или той избе-читальне, в которую попали книги из семейной библиотеки грамотного и начитанного крестьянина – моего дедушки Николая Смирнова? Колхоза уже 60 лет как нет – разорился. Работать на земле оказалось непросто, даже имея в основе успешное до этого крестьянское кулацкое хозяйство. Книги сожжены в печках, одежда превратилась в прах. Россия снова в той позе, с которой принимают старт. И только настоящие хозяева смогут возродить деревню и сделать ее снова зажиточной. Но теперь уже другие напасти. Возиться в грязи, мы видите ли не хотим, устали. У нас маникюр! Пусть за нас пашут узбеки и таджики. Пусть кто-то, а не мы понукает нашу Сивку-Бурку. Не хотим! Хотим в ночной клуб!

А я хочу! Мы хотим! Хотим и будем, несмотря ни на какие трудности. Потому что нет на наш взгляд профессии более свободной, более честной и чистой. Более нравственной и богоугодной, чем возделывание земли.

Питомниководство, между тем – профессия, в которой необходима преемственность. Об этом  говорит опыт голландцев, французов, немцев, японцев и других народов, умеющих много и хорошо работать. Питомник – семейное дело, расцвет которого наступает не ранее третьего поколения. Мы начали свой путь с абсолютного нуля, мы не брали кредитов, не просили и не просим помощи. Мы продаем только то, что сами вырастили. С нуля - с зеленого черенка или из семени.

Путь предстоит долгий, далеко за пределами моей жизни, и даже жизни моих внуков. Но мы готовы его пройти – глаза боятся, а руки делают. В своих фантазиях в будущем мы видим многоотраслевое семейное хозяйство, в котором найдется место и коровам, и картошке, и гусям, и пчелам. Но основа все-таки – питомник. Но и он многовариантен. Одним из вариантов видится арборетум с туристическим уклоном. Своего рода постоянно действующая выставка, - Диснейленд для взрослых, где можно будет увидеть растения в демонстрационном саду и отдохнуть от суеты. Побродить по парку, посмотреть на пасущихся коров, осмотреть вольеры с индюками, покататься на лодке по пруду. Вполне возможным лично мне видится питомник с селекционным или даже научным уклоном – почему бы нет!

А пока что перед нами грубо перепаханное поле с торчащими на каждом метре корягами и буртами корчеванных деревьев по краям. И полностью опустошенная казна. Нет электричества, а единственная техника - мотоблок.

Но есть главное - своя земля. Есть также желание работать, и бесценный опыт выживания. Ведь наша фамилия - Смирновы. Нефтяными вышками мы не владеем, в совете директоров чего-либо не числимся. Более того, нам даже слово кредит незнакомо. А это многого стоит.

Фото автора

 

Растения для сада по почте: актинидия, барбарисы, боярышники, голубика, ели, жимолости, клюква, смородины, гортензии, можжевельники, розы, спиреи, тамарикс, туи, хосты, чубушники … и многое другое.

Недорого, потому что выращиваем сами. Зимостойко и надежно, потому что испытано в течение многих лет.

Опыт пересылки по России с 1995 г. Каталог в Вашем конверте, на Е-mail или на сайте.

600028, г. Владимир, 24 проезд, д.12

Смирнов Александр Дмитриевич

E-mail:  vladgarden@narod.ru

Тел. 8 (909) 273-78-63

Интернет-магазин на сайте www.vladgarden.ru



Смотрите также
Регистрация компании
Copyright © 2007 - 2017 КЦ "Зеленая линия"
Все права на представленные материалы принадлежат ООО "КЦ "Зеленая линия" и защищены законом об авторском праве.
Несанкционированное копирование текстовых и графических материалов преследуется по закону. Использование материалов сайта допустимо только с письменного разрешения ООО "КЦ "Зеленая линия". Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Если Вы заметили ошибку на сайте - сообщите нам об этом, выделив текст с ошибкой и нажав Ctrl + Enter
Inspiro